г. Москва, пр. Андропова, д. 18, стр. 5
БЦ "Лобачевский", 9 эт
г. Челябинск, ул. Каслинская 99Д
+7 /351/ 247-53-88
Телефон для экстренной связи:
+7-912-479-1110
ГлавнаяСтатьиУльяна Степанова: «С настойчивым кредитором лучше договориться, чем «воевать»

Ульяна Степанова: «С настойчивым кредитором лучше договориться, чем «воевать»

Ульяна Степанова: «С настойчивым кредитором лучше договориться, чем «воевать»
  • Пятница, 10 Октябрь 2014

Вернуть долг можно не только деньгами, но и… подмоченной репутацией. А отвечать по долгам юридических лиц могут учредители и руководители личным имуществом. О том, что на первый взгляд кажется парадоксальным, но прошло проверку практикой корпоративного коллекторства рассказала Ульяна Степанова - директор юридической компании LEGAL ADVISER, входящей в Ассоциацию корпоративного коллекторства.

 

- Слово «коллектор» далеко не всегда вызывает позитивные ассоциации, особенно у граждан, взявших потребительские кредиты и не сумевших вернуть их вовремя…

- Наличие долга - это конфликт, а конфликт ни у кого не вызывает позитива. Кредитор желает вернуть долг и предпринимает для этого законные способы воздействия на должника. В том числе нанимает коллекторов на досудебной стадии, идет в суд, нанимает коллекторов для фактического исполнения решения суда, либо обращается в службу судебных приставов, выполняющую коллекторские функции от имени государства. Должен - плати. Или придется претерпевать дискомфорт, вызванный последствиями неуплаты долга в виде запрета выезда за границу, принудительных мер взыскания, среди которых опись имущества, его продажа, визиты приставов и прочие неприятности. Все ждут принятия закона о банкротстве физических лиц. Это станет хоть каким-то спасением для граждан «закредитованных» потребительскими займами.

В прессе то и дело мелькают сюжеты о случаях незаконного воздействия на должников, когда названивают им, их родственникам и знакомым, преследуют на работе и дома, угрожают. Даже появились «антиколлекторы», предлагающие должникам «защиту» от коллекторов. Такие новости для СМИ, что называется, фактурные и на их фоне рождаются негативные образы, тянущиеся еще из 90-х, когда долги «вышибали» при помощи утюгов и паяльников. Однако преступления к коллекторству никакого отношения не имеют. Как и «черные риэлторы» к риэлторству. Злоупотребления же в этой сфере будет проще пресекать, как только в России будет принят закон «О коллекторской деятельности», который и должен установить границы возможных действий коллекторов по отношению к гражданам должникам.

- Что в таком случае можно сказать об имидже корпоративного коллектора? В чем специфика корпоративных долгов?

- Особенность корпоративных долгов в том, что юридически долг на предприятии, а фактически – решение о судьбе как долга, так и предприятия принимается физическими лицами – прежде всего, учредителями и руководителем, которые по общему правилу не отвечают по долгам предприятия. И от долга, и от предприятия сегодня можно избавиться довольно нехитрыми способами. Начиная от «слива компании на номинала», до запуска управляемого банкротства должника. И кредитору в таких ситуациях, либо надо забыть о долге, либо приходится нести дополнительные расходы на его взыскание.

Имидж у каждого корпоративного коллектора свой и он создается компанией. Так, специфика юридической компании LEGAL ADVISER заключается в комплексном подходе ко взысканию с использованием всех возможных законных способов воздействия на должника: от анализа долговой ситуации и установления долга в суде, до планирования и реализации программы взыскания. От переговоров с должником и организации процедуры медиации, до сопровождения исполнительного производства. Среди наших специализаций присутствует уголовное преследование должника, запуск и сопровождение процедур банкротства, сопротивление «заказному» банкротству, оспаривание сделок должника по «выводу» имущества, PR-сопровождение долговой ситуации. По каждому взысканию своя индивидуальная стратегия.

- Причиной проблемных долгов чаще являются объективные экономические факторы или недобросовестность должника?

- Причины проблемности долга могут быть самые разные – от элементарной управленческой и предпринимательской неосмотрительности («не пошел» бизнес, «попал» должник на налоговые санкции, не рассчитал налоговую или кредитную нагрузку, столкнулся с обманом или предпринимательской недобросовестностью), до осознанных решений учредителей и руководителей должника запустить управляемое банкротство с целью избавиться от долгов условно «законным» способом. Вот такие осознанные решения мы и называем предпринимательской недобросовестностью.

Для Российской действительности актуально говорить также об административном ресурсе и властном покровительстве некоторых должников. В силу чего, они чувствуют себя безнаказанными и всемогущими, позволяют себе нагло, дерзко и открыто «кидать» на сотни миллионов тех предпринимателей, которые вчера были их субподрядчиками. Очень распространено такое явление в долгах, связанных со строительством. Примеры у всех на слуху.

- Ульяна Владимировна, как известно, Вы являетесь дипломированным арбитражным управляющим. Однако в своей деятельности выступаете по другую сторону баррикады. Так, в нашумевшем деле с банкротством бывшего Верхнесинячихинского металлургического завода (ООО «Нигмас») - вы заняли жесткую позицию по отношению к арбитражному управляющему Григорию Первухину: добились его отстранения, планируете привлечь к уголовной ответственности и взыскать убытки. Где же профессиональная солидарность? 

- Наличие юридического образования и практического опыта, образования по подготовке в сфере антикризисного управления, в медиации, в переговорах, в управлении предприятием - наши инструменты. Как без них? Это же наше профессиональное оружие.

Наш осознанный выбор – работать на стороне кредиторов. Этот выбор сделан шесть лет назад, когда мы только запустили в компании практику по взысканию проблемных долгов. Весь наш профессионализм, мастерство и творческий подход направлены на максимально возможное достижение цели - фактическое взыскание долга исключительно законными способами. К сожалению, это не всегда возможный результат. Иллюзий не питаем сами и клиентам не советуем. Возможные варианты действий обозначаем в каждой конкретной ситуации уже в ходе консультации. При этом, вне зависимости от фактического взыскания, сопутствующим результатом всегда является ответственность наших оппонентов – имущественная, уголовная, репутационная – в случае, если они проявляют недальновидность, когда мы беремся за взыскание. Будь это недобросовестный арбитражный управляющий, бездействующий «по заказу», или заказчики его услуг - нашей профессиональной «пощады» не будет.

Дело «Нигмаса» показательно для предпринимательского сообщества по нескольким причинам. Первая – кредитор даже с небольшим процентом голосов в процедуре банкротства имеет возможность контроля и воздействия на процесс банкротства, как бы уверенно себя не вел «заказной» арбитражный управляющий и как бы печально не выглядела процедура на первый взгляд. Почти всегда есть за что «зацепиться», главное знать, где и как искать и что с этим делать.

Далее, что очень важно, - кредитор располагает законными инструментами для возложения имущественной ответственности по долгам предприятия на учредителей и руководителей должника, в том числе бывших, если с ним не будет произведен расчет.

И третье, - важно понимать, что наемный директор несет ответственность  по долгам предприятия (по крайней тем, которые возникли после наступления признаков неплатежеспособности), если им несвоевременно подано заявление о банкротстве, если искажались сведения в бухгалтерской отчетности и наращивалась кредиторская задолженность. Об этом стоит задумываться наемным директорам, и быть более осмотрительными, выполняя устные распоряжения своих работодателей.

В таких ситуациях неважно, кто заплатит по долгам нашего клиента – недобросовестный арбитражный управляющий или учредитель с руководителем своим личным имуществом. На примере дела «Нигмаса» по публикациям в СМИ и судебным актам в системе «арбитр» можно отследить, как реализовать эту схему. Но для этого кредитор должен предпринимать активные действия, а не занимать позицию наблюдателя.

- Какой инструмент взыскания долга вы считаете наиболее прогрессивным?

- Я убеждена в том, что с настойчивым кредитором лучше договориться, чем «воевать», ибо если кредитор способен финансировать «военные действия» корпоративных коллекторов, то законных способов испортить жизнь нерадивому должнику – масса, как показывает наша практика. Наиболее выгодным решением для участников этих конфликтов я считаю медиацию. К сожалению, пока этот мирный и уникальный инструмент только начинает информационно «приживаться» в предпринимательской культуре. Его становление идет очень медленно, но у каждого есть выбор и можно выбрать для себя лучший исход - разрешение конфликта, а не уход от него или эскалацию.

 

Беседовала Татьяна Борисова

Материалы по теме:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

© LEGALADVISER, юридическая компания, ООО, город Челябинск, 2016. Все права защищены. Любое использование материалов сайта, полностью или в части, включая копирование и цитирование возможно только при обязательной ссылке на источник – сайт www.l-adviser.ru