г. Челябинск, ул. Каслинская 99Д
+7 /351/ 247-53-88
Телефон для экстренной связи:
+7-912-479-1110
ГлавнаяСтатьиМедиация: практическое применение / Эфир на радио "Серебряный дождь" 106,3 Fm

Медиация: практическое применение / Эфир на радио "Серебряный дождь" 106,3 Fm

Медиация: практическое применение / Эфир на радио
  • Понедельник, 01 Апрель 2013

- Доброе утро. С большим удовольствием приветствую всех, чьи радиоприемники настроены на радиостанцию «Серебряный дождь» и представляю гостей наступившего эфира – Ульяна Степанова, председатель комитета по долговой безопасности ЧРО ООО «Деловая Россия» и Александр Меренков, председатель правления центра медиации «Уральской Торговой промышленной палаты», город Екатеринбург.

- Это уже третья наша встреча, в которой мы раскрываем понятие «медиация». В частности, будем говорить о создании центра медиации в Челябинске - что это сулит деловым людям нашего города, бизнесменам, предпринимателям. Хотелось бы от вас услышать самую подробную и горячую информацию.

У.С. – Действительно, мы создаем центр медиации на площадке «Деловой России», куда могут прийти предприниматели по следующим вопросам: получить исчерпывающую информацию о том, что такое медиация, каковы ее пределы, возможности, для чего она нужна. А предприниматель изначально знает, что это альтернативный способ урегулировать спор или конфликт с другим предпринимателем, который может выйти или не выйти в судебную плоскость. Соответственно, зная, что такой инструмент есть, но плохо себе представляя, в чем его суть, в созданном центре медиации можно будет получить консультацию по этому вопросу.

Также мы организуем в центре медиации обучение потенциальных медиаторов – тех, кто видит себя в этом направлении и хотел бы заниматься этим профессионально. Мы планируем обеспечить обучение со стороны разных медиативных центров – Санкт-Петербурга, Москвы, Екатеринбурга, т.е. у потенциальных медиаторов будет возможность выбора школы медиации, где они могут пройти обучение, получить аккредитацию и начать свою профессиональную деятельность.

Следующий вопрос - это проведение процедуры медиации по конкретному спору, неважно, находится ли он в суде или только что возник и требует решения. По этим вопросам предприниматель может обратиться в «Деловую Россию», информация об этом так же есть в СМИ, создана группа в Facebook «Медиация в УРФО», через которую мы достаточно активно информируем предпринимательское сообщество. Как раз в рамках третьего направления – проведения конкретных процедур медиации по конкретным спорам – установлены контакт и сотрудничество с городом Екатеринбургом, где уже год длится этот эксперимент, создана медиативная комната в Арбитражном суде, а профессиональные медиаторы достаточно активно практикуют как в медиативной комнате при суде, так и самостоятельно.

Пока у нас нет своих медиаторов, и поэтому мы устанавливаем контакт с другими, уже практикующими – нам бы очень хотелось, чтобы предприниматели уже сегодня имели возможность получить профессиональную медиативную помощь и заказать такую услугу. Александр выразил свое желание нам в этом помочь, потому что ему интересно развитие медиации, и мне очень хотелось бы, чтобы он поделился своим опытом как действующий профессиональный медиатор – раскрыл, как эта процедура строится с практической точки зрения, какова статистика разрешения споров.

А.М. – Медиация – это не только для Челябинска новая процедура, но и для всей России. И если сейчас опросить бизнесменов по всей стране, то 90% спутают медиацию и медитацию. И это нормальная ситуация – нередко задают вопрос, чем одно отличается от другого. Но так как вы в своих прошлых передачах это уже обсуждали, то я думаю, что челябинцы понимают разницу между выходом в астрал и примирительными процедурами.

Так вот, отвечу на вопрос о том, что даст появление центра медиации. Сегодня сложилась такая практика, что все конфликты решаются либо с привлечением правоохранительных органов, либо с применением судебной системы. Когда у человека возникает конфликт на предприятии, к примеру, между собственником и собственником - не договорились по прибыли или долям, принятию кардинального решения по стратегиям, между собственником и топ-менеджером, между трудовым коллективом и топ-менеджментом, между предприятиями  по вопросам поставки, сотрудничества - это все то, с чем можно приходить в центр медиации.

Задача медиации – показать те варианты, которые стороны изначально не видят, и сделать так, чтобы никакого осадка между ними не осталось. Медиатор не принимает ничью сторону и стоит на страже интересов процедуры.

- Это как раз к вопросу о различии процедуры медиации и судебной процедуры. Верно?

А.М. – Да, это одно из различий. Но если брать кардинальные различия, то я сначала бы разделил суд, третейский суд и медиацию. Потому что это три разных формы решения конфликта. Так вот, существенное отличие медиации от судов заключается в том, что медиатор не принимает решения и не берет на себя права определять правого и виноватого - он создает среду, в которой стороны сами договариваются до взаимоприемлемого выхода из сложившейся ситуации.

- Т.е. стороны сами принимают решение или соглашаются с неким компромиссом?

А.М. – Это не обязательно компромисс. В медиации каждый получает свое. Есть такая классическая история про медиацию, где две сестры делили апельсин. Они пришли к судье, который разрезал апельсин и отдал каждой сестре по половине. В итоге одна почистила его, мякоть съела, а кожуру выбросила. Другая сестра мякоть выбросила, а кожуру оставила – она что-то готовила, и ей нужна была цедра. Медиация же исходит из того, что у каждой стороны есть свои интересы, которые либо не пересекаются, либо дополняют друг друга. Каждая из конфликтующих сторон видит ограниченное число решений своего спора, и задача медиатора – помочь людям расширить горизонт, увидеть другие варианты.

Приведу пример из начала своей практики. Было два собственника бизнеса, друживших со студенчества. У них возник спор относительно почти 10 млн., затянувшийся на 3 года и приведший к тому, что бывшие друзья и партнеры не могли даже слышать друг о друге. Когда же мы стали разбираться в том, чего они хотят, мы обнаружили, что у них есть взаимный интерес, сумма спора намного меньше, и что они готовы забыть о конфликте. И после того, как мы просидели 4 часа, они подписали решение, в котором оговорили условия выхода из конфликта и указали последствия несоблюдения соглашения.

Очень интересной была концовка – в 6 утра раздается телефонный звонок от этих двух друзей, сидящих в ресторане, и они зовут меня приехать проверить их идею о новом совместном бизнесе. Это одна из чудесных историй, где трехлетний конфликт разрешился не только примирением, но и началом нового бизнеса, который, насколько я знаю, сейчас успешно развивается.

У.С. – Я бы дополнила отличия медиативной процедуры от судебной. В суде нет эмоциональной составляющей. И если бы те два предпринимателя, о которых говорил Александр, пришли в суд, то их спор разрешался бы формально, исходя из того, какие были отношения, какими документами они подтверждаются, что из этих документов следует. И наличие между ними дружбы и обиды, явившейся причиной для обращения в суд, не рассматривалось бы. Плюс медиации в том, что в медиативном процессе можно говорить о чем угодно, медиатор смотрит на действительные интересы сторон, и это более всего волнует и медиатора, и стороны.

А.М. – Медиатор помогает все структурировать, потому что стороны выплескивают все накопившееся, то, что не будет учитываться судом. Была у меня практика по разделу бизнеса, когда есть учтенные деньги, находящиеся в банковской ячейке за пределами страны, что в судебном заседании даже рассматриваться не будет. А при процедуре медиации это все будет раскрыто, так как один из основных принципов этой процедуры – конфиденциальность.

У.С. – Суд – это формальная процедура, где нет места нюансам, имеющим отношение к делу, очень важным для сторон. Еще один существенный момент - это значительная экономия времени. Ведь если говорить о судебной процедуре, то это как минимум первая инстанция, апелляционная, кассационная и надзорная инстанции, что может растянуться на годы, тогда как при принятии волевого решения договориться, стороны могут исчерпать конфликт за несколько переговорных сессий, где каждая длится от 2 до 6 часов. Хотя, это может длиться и несколько месяцев.

- Как конфликтующим сторонам выбрать медиатора? Ведь от него зависит очень многое.

А.М. – Медиатор – тот человек, который будет вникать во все перипетии конфликта. Медиация лежит на стыке трех дисциплин – юриспруденции, психологии и конфликтологии. Медиатор должен уметь решать конфликты, а не усугублять их; медиатор должен быть психологом, потому что затрагивается множество психологических аспектов плюсом к реальной конфликтной ситуации; и желательно, чтобы медиатор понимал юридические аспекты спора, либо мог обратиться за консультацией.

Есть много практикующих медиаторов-юристов. Медиатор должен внушать доверие, иметь опыт проведения процедур медиации и грамотно оценивать и истолковывать позиции сторон, грамотно информировать о том, как будет проходить процедура. Вот что важно при выборе медиатора.

Также важно для сторон, кто является гарантом того, что медиатор будет вести себя согласно определенной этики. И в этом случае Центр медиации является наиболее правильной формой взаимоотношений между бизнесом и медиатором, нежели просто частно практикующие медиаторы; Центр всегда поможет в случае, если медиация пойдет другим ходом.

В базу подготовки медиатора входит конфликтология, потому что в основе медиации лежит работа с конфликтом. Человек за время конфликта проходит стадии от недовольства до аффекта, и у него сокращается поле для принятия решения – потому что при недовольстве у него их бесчисленное множество, а в состоянии аффекта есть только одно решение, правильное по его мнению. Задача медиатора в этой ситуации - понять, какие интересы стоят за этим решением, и какие риски оно влечет – потеря бизнеса, возобновление конфликта и прочее. В состоянии аффекта, агрессии, человек не видит ничего, кроме своего желания. Медиатор должен предложить сторонам разные варианты, потому что стороны в состоянии агрессии сначала его не примут, а потом все же обдумают и даже предложат свои.

- Ульяна, 15 апреля вы снова будете в нашем эфире, а 18 числа состоится мероприятие, о котором, думаю, следует рассказать.

У.С. – Перед тем, как запустить проект «Медиация в УРФО», мы промониторили местные региональные СМИ, посмотрели, что у нас представлено в регионе, есть ли у нас практикующие медиаторы, и обнаружили, что информации у нас крайне мало, ощущается «информационный голод». Поэтому первой задачей мы поставили обеспечение информационного поля - максимально подробно рассказать о том, что это за процесс, для чего медиация предпринимательскому сообществу нужна.

В связи с этим, в СМИ вышел ряд материалов, раскрывающих суть этого явления. Но без обратной связи нам не обойтись. Поэтому 18 апреля пройдет телеконференция на площадке Законодательного Собарния области, где в конференц-зале встретятся профессиональные практикующие медиаторы, будут представители власти, потому что медиация развивается тогда, когда она поддерживается судейским сообществом, будут предприниматели, которые выразят свою точку зрения, будут профессиональные юристы, потому что это потенциальные медиаторы. Мы будем говорить о том, как у нас дальше будет развиваться медиация в регионе.

18 апреля мы ждем заинтересованных в обучении юристов, предпринимателей, которым интересно урегулировать свой конфликт быстрее, чем в суде, ждем профессиональных медиаторов, которые расскажут, как в действительности происходит процедура медиации и насколько она интересна предпринимательскому сообществу с точки зрения экономии ресурсов временных, эмоциональных и денежных. Это мероприятие одно из тех, которые будут в дальнейшем нами инициированы.

- Наш эфир подходит к концу. Вы можете что-то добавить?

А.М. – Я бы просто еще раз хотел вернуться к вопросу идти в суд или к медиатору. Сформирована же привычка идти в суд, несмотря на то, что в дореволюционной России суд не очень любили и старались в деревнях решить вопрос через старейшин, а в городах - через купеческое сообщество. Сейчас эта дореволюционная традиция решать вопросы миром возвращается. И мне кажется, что стоит еще раз акцентировать внимание на том, почему нужно идти к медиатору.

Таким образом, первый момент – это ускорение процедуры, и второй – зачастую процедура медиации обходится дешевле, чем судебная, и она конфиденциальна, потому что информация не публикуется на сайте арбитражного суда или «Деловой России», вообще нигде.

- Всего вам доброго, спасибо за эфир!

Материалы по теме:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

© LEGALADVISER, юридическая компания, ООО, город Челябинск, 2015-2019г. Все права защищены. Любое использование материалов сайта, полностью или в части, включая копирование и цитирование возможно только при обязательной ссылке на источник – сайт www.l-adviser.ru